Проблемы дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности за вред, причиненный в обстановке крайней необходимости
Материалы / Институт крайней необходимости в уголовном законодательстве / Проблемы дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности за вред, причиненный в обстановке крайней необходимости
Страница 3

В то же время не всегда умышленное создание опасности, угрожающей собственным интересам, исключает ссылку на законодательство о крайней необходимости. В частности, нет оснований привлекать к уголовной ответственности лицо, которое с целью покончить с собой создало некий источник опасности, а затем ликвидировало его, воспользовавшись правом на причинение вреда в состоянии крайней необходимости (например, лицо с целью самоубийства выпило яд, а затем, раздумав, с целью достать противоядие совершило кражу из фармацевтического ларька).

Судебный прецедент подобного рода создаст юридические препятствия для оказания помощи лицам, которые, создав опасность с целью совершения самоубийства, в последний момент оказываются в нерешительном положении.

Провокацию крайней необходимости следует отличать от симуляции крайней необходимости. Отличительным признаком последней является то обстоятельство, что опасность создается специально для оправдания вреда ссылкой на крайнюю необходимость. В таких ситуациях крайняя необходимость отсутствует, а имеется только деятельность по сокрытию следов преступления.

С учетом классификации охранительных действий при крайней необходимости можно решить и известную проблему о возможности спасения человеческой жизни за счет лишения жизни другого человека. Эта проблема неоднократно затрагивалась в трудах отечественных юристов, однако четкого подхода к ее решению так и не найдено.

Анализ опубликованной практики, обобщение теоретических взглядов позволяют сделать следующий вывод: согласно законодательству нельзя спасать собственную жизнь за счет жизни другого лица, однако в безвыходных ситуациях, когда бездействие приведет к неизбежной гибели всех лиц, находящихся в бедственном положении, допустимо причинение смерти человеку в целях спасения жизни другого лица (либо нескольких лиц).

Два альпиниста, находящиеся в одной связке, сорвались со скалы и повисли над пропастью. Крюк, который крепился к скале, постепенно расшатывался и должен был через некоторое время выпасть. Это неизбежно вело к гибели обоих. Альпинист, находившийся сверху, в целях спасения собственной жизни перерезал трос, державший его с товарищем. Последний упал в пропасть и разбился. При рассмотрении этого случая с позиции действующего законодательства альпинист, перерезавший трос, должен быть привлечен к уголовной ответственности за убийство. Однако квалификация содеянного изменится, если будет установлено, что трос был обрезан не альпинистом, а перебит метким выстрелом охотника, который со стороны наблюдал за трагическими событиями. В последнем случае охотник освобождается от уголовной ответственности.

Практике известны также случаи, когда от уголовной ответственности освобождались водитель, совершивший наезд на пешехода со смертельным исходом, во избежание наезда на большую группу людей; руководитель спасательной операции, препятствовавший тонущим, пытающимся забраться в переполненную до отказа шлюпку; командир, который в боевых условиях, находясь в безвыходном положении, пожертвовал несколькими солдатами для спасения более крупного войскового соединения.

Вопрос о квалификации действий альпиниста, обрезавшего веревку, к которой был прикреплен его товарищ, не раз обсуждался на страницах монографической литературы. М.Д. Шаргородский считал, что такие действия являются наказуемыми, и лицо должно нести ответственность на общих основаниях. "Наказуем, как мы полагаем, и альпинист, обрубивший веревку, к которой привязан его товарищ, сорвавшийся с горы и тянущий его за собой в бездну, когда он не может того удержать и имеется дилемма: или погибнуть обоим, или спастись ему одному".

С этим выводом соглашается М.И. Якубович: "Альпинист, для спасения собственной жизни обрубивший веревку, к другому концу которой прикреплен второй альпинист, сорвавшийся и повисший над пропастью, не может быть оправдан состоянием крайней необходимости. Он подлежит ответственности за умышленное преступление". Аналогичные мнения по данному вопросу высказывали Н.Н. Паше-Озерский и другие отечественные криминалисты.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8