Соотношение института крайней необходимости с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния
Материалы / Институт крайней необходимости в уголовном законодательстве / Соотношение института крайней необходимости с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния
Страница 4

При необходимой обороне вред причиняется непосредственно источнику опасности - лицу, посягающему на те или иные интересы. Общественно опасное поведение посягающего и является первопричиной причинения ему вреда.

Таким образом, законодатель с момента начала посягательства (нападения) выводит интересы нападающего из сферы уголовно-правовой охраны.

Причинение вреда законным интересам при крайней необходимости является вынужденным и возникает только тогда, когда устранить наличную и реальную опасность другими способами не представляется возможным. В условиях необходимой обороны законодатель, наоборот, предусмотрел именно право причинения вреда нападающему даже при наличии возможности избежать посягательства (например, убежать, спрятаться, отойти в сторону и т.п.) или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен отвечать требованию соразмерности - вред предотвращаемый должен быть более значимым, чем причиненный. При необходимой обороне, наоборот, вред, причиненный посягающему, может быть равным и даже большим, чем предотвращенный (требуется лишь, чтобы не было их явного несоответствия).

Проведем теперь разграничение между крайней необходимостью и причинением вреда при задержании лица, совершившего преступление. До введения в действие ст.38 УК РФ в литературе существовало мнение, что такое причинение вреда следует рассматривать по правилам крайней необходимости. В основе такого решения лежали следующие обстоятельства: во-первых, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, как и крайняя необходимость, является общественно полезным деянием; во-вторых, как в том, так и в другом случае причинение вреда правоохраняемым интересам является вынужденным.

Против этого нет возражений. Однако современный институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, имеет, на наш взгляд, значительно больше отличий от крайней необходимости, чем сходства с ней.

Крайняя необходимость, во-первых, защищает значительно более широкий круг интересов по сравнению с задержанием преступника, где объектами охраны являются интересы правосудия, общественная безопасность, общественный порядок и некоторые другие.

Во-вторых, отличие этих институтов состоит в основаниях причинения вреда правоохраняемым интересам. Основанием для устранения непосредственной опасности при крайней необходимости является наличие источника опасности, в качестве которого могут рассматриваться и опасные действия человека, и стихийные силы природы, и процессы техногенного характера и др. Иными словами, перечень источников опасности значительно более объемный в отличие от источника опасности при задержании.

В-третьих, задержание преступника отличается от крайней необходимости и по времени осуществления защитных действий. Право на причинение вреда при крайней необходимости возникает с момента возникновения непосредственно угрожающей опасности и прекращается в момент ее исчезновения. В свою очередь, причинение вреда при задержании лица возможно с момента окончания преступного действия (бездействия). Такое право прекращает существовать в момент истечения сроков давности за совершенное преступление.

В-четвертых, важное различие между причинением вреда при задержании лица, совершившего преступление, и крайней необходимостью состоит в направленности причинения вреда. Как известно, при крайней необходимости вред причиняется третьему лицу, а при задержании - лицу, совершившему преступление. Если при задержании одновременно причиняется вред третьему лицу, то он оценивается по правилам крайней необходимости.

В-пятых, оценка причиненного вреда при задержании преступника происходит по правилам, более близким к необходимой обороне, чем к крайней необходимости. Вред, причиняемый лицу при его задержании, не должен быть чрезмерным, то есть явно не соответствовать характеру и степени общественной опасности деяния, совершенного задерживаемым лицом. Иными словами, возможно причинение равного и даже более значительного вреда преступнику по сравнению с тем, который нанес он сам. Подобное, как известно, недопустимо при крайней необходимости.

Страницы: 1 2 3 4