Соотношение института крайней необходимости с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния
Материалы / Институт крайней необходимости в уголовном законодательстве / Соотношение института крайней необходимости с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния
Страница 2

Таким образом, психическое принуждение и физическое принуждение, предусмотренные ч.2 ст.40 УК РФ, не имеют юридического разграничения с крайней необходимостью. Такое разграничение условно и зависит от фактических обстоятельств дела.

Попытаемся теперь разграничить по основным правовым установлениям крайнюю необходимость и обоснованный риск (ст.41 УК РФ). По нашему мнению, здесь принципиальны два момента.

При крайней необходимости непосредственная опасность реализуется обязательно, если ее не устранить, то есть если своевременно не предпринять необходимых мер. При риске же реализация угрозы и наступление вредных последствий являются лишь возможным событием, то есть всегда остается надежда сохранить "status quo". Таким образом, речь идет об ограничении по признаку "непосредственной" опасности.

При крайней необходимости защитные меры непременно приводят к причинению вреда, пускай даже самого минимального. При обоснованном риске вред в виде наступления неблагоприятных последствий для правоохраняемого интереса лишь вероятен. Вредные последствия могут вообще не наступить. Однако если вред все же причиняется, то его размер может быть равным или даже большим, чем предотвращенный. Подобное, как известно, при крайней необходимости недопустимо.

В литературе выделяют и иные различия, например, по характеру и степени опасности, по психическому отношению к причиняемому вреду и др.1 Однако эти различия, на наш взгляд, хоть и важны, но они лишь детализируют основные, о которых мы говорили выше.

Сложным представляется вопрос о разграничении института крайней необходимости с исполнением приказа или распоряжения (ст.42 УК РФ). Дело в том, что законодательное регламентирование подобной ситуации чрезвычайно сужено и содержит лишь общие установления. По существу, в ст.42 УК РФ речь идет об условиях уголовной ответственности за отдачу и (или) исполнение незаконного приказа или распоряжения. Почему такие действия не являются преступными при законном приказе, остается не совсем ясным.

Приказ или распоряжение - это проявление воли начальника. Следовательно, тот, кто их исполняет, должен быть убежден в законности своих действий. Более того, у такого лица априори отсутствует сознание незаконности приказа. Однако если в этой ситуации лицо причиняет вред правоохраняемому интересу, но не осознает и по обстоятельствам дела не может осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), либо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно и не могло их предвидеть, то перед нами невиновное причинение вреда.

Разумеется, при крайней необходимости тоже отсутствует вина, как, впрочем, обязательно отсутствуют и все другие обязательные элементы состава преступления. При казусе же отсутствует только психическое отношение к содеянному. И это вполне обоснованно, иначе невозможно провести разграничение ст.28 УК РФ с любым из обстоятельств, исключающим преступность деяния.

Опасность, от которой защищается лицо, выполняющее обязательный для него приказ или распоряжения, видимо, может быть любой, в том числе и та, которая предусмотрена в норме о необходимой обороне. Следовательно, и вред может причиняться как источнику опасности, так и третьим лицам. В этом плане ситуация, регламентированная в ст.42 УК РФ, шире, чем та, которая предусмотрена в ст.39 УК РФ. Возможность сохранения правоохраняемого интереса у лица, исполняющего приказ, отсутствует. Оно не может уклониться от причинения вреда, даже если у него для этого есть все возможности. Подобное поведение, как мы знаем, недопустимо при крайней необходимости. И, наконец, еще одно отличие: лицо может причинять любой вред - меньший, равный или больший, чем предотвращенный. О превышении пределов исполнения законного приказа в ст.42 УК РФ не упоминается.

Перейдем теперь к разграничению крайней необходимости и необходимой обороны. В литературе высказывалось мнение о преобладающей (абсолютной) роли крайней необходимости среди всех обстоятельств, исключающих преступность деяния. Утверждалось, что и необходимая оборона является лишь разновидностью крайней необходимости.

Страницы: 1 2 3 4