Объективные и субъективные признаки превышения пределов крайней необходимости
Материалы / Институт крайней необходимости в уголовном законодательстве / Объективные и субъективные признаки превышения пределов крайней необходимости
Страница 3

При умышленной форме вины интеллектуальный критерий умысла характеризуется тем, что сознанием субъекта охватывается не только понимание общественно опасного характера предпринимаемого действия, но и предвидение того, что в результате этого деяния наступят определенные общественно опасные последствия.

В процессе причинения вреда правоохраняемым интересам виновный осознает, что избранные им меры и средства предотвращения опасности социально вредны и общественно опасны, но тем не менее направляет свои волевые усилия на достижение вредоносного результата либо безразлично относится к его наступлению.

Прямой умысел превышения пределов крайней необходимости наиболее очевиден в ситуациях, когда лицо, спасая свои личные блага (имущество, жизнь, здоровье) причиняет вред общественным либо государственным интересам. Так, лицо, испытывая материальные трудности, расходует вверенные ему деньги. Волевой момент прямого умысла при превышении пределов крайней необходимости характеризуется тем, что лицо, осознавая, что в его распоряжении находятся менее вредоносные средства устранения опасности, умышленно пренебрегает ими либо, осознавая отсутствие средств устранения опасности, стремится к причинению вреда, более выгодного ему.

Серьезное теоретическое и практическое значение имеет вопрос о том, может ли превышение пределов крайней необходимости характеризоваться прямым умыслом, если акт крайней необходимости был совершен в интересах третьих лиц. Подобное представление абсурдно по содержанию. Если лицо в процессе спасения чужих интересов (например, государственных либо общественных) умышленно желало причинить вред более важным объектам уголовно-правовой охраны, то налицо симуляция крайней необходимости. В этом случае лицо использует опасную ситуацию для оправдания своих преступных действий. При этом средства устранения опасности одновременно являются средствами совершения преступления.

Волевой момент прямого умысла характеризуется тем, что лицо, сознательно избрав явно завышенные средства устранения опасности, стремится к причинению большего вреда по сравнению с вредом, нуждающимся в предотвращении. Так, во время тушения пожара должностное лицо для того, чтобы скрыть хищение с вверенного ему склада, разрушает полностью весь склад, хотя необходимости в совершении таких действий не существовало.

Сложного юридического анализа требует деятельность по установлению в акте превышения пределов крайней необходимости наличия косвенного умысла.

Содержание косвенного умысла достаточно точно определил Н.И. Коржанский. По его мнению, с прямым умыслом преступление совершается только в тех случаях, когда преступный результат является целью преступной деятельности. Когда же виновное лицо преследует иные цели, допуская причинение вреда объекту, это преступление совершается с косвенным умыслом. "Там, где интерес приносится ради достижения цели, имеется косвенный умысел".

Косвенный умысел превышения пределов крайней необходимости характеризуется тем, что лицо, избирая явно завышенные средства защиты правоохраняемого интереса, осознает, что их применение неизбежно либо с высокой степенью вероятности вызовет общественно опасные последствия, однако к их наступлению относится безразлично.

Анализируя особенности субъективной стороны превышения пределов крайней необходимости, следует отметить, что умысел лица, причинившего необоснованный вред в состоянии крайней необходимости, как правило, является внезапно возникшим, иногда аффектированным. Это обстоятельство следует учитывать в процессе назначения наказания.

Умышленное причинение вреда с превышением пределов крайней необходимости иногда не влечет за собой уголовной ответственности. Речь идет о случаях, подпадающих под признаки ч.2 ст.28 УК РФ. Нередко устранение опасности происходит в экстремальных условиях. Лицо, действующее в обстановке крайней необходимости, обычно испытывает высокие нервно-психические перегрузки. Поэтому в ходе расследования обстоятельств причинения вреда возникает необходимость проведения судебной экспертизы, направленной на установление психологического состояния лица, действовавшего в условиях крайней необходимости.

Страницы: 1 2 3 4